Меленковское старообрядчество

Суббота, 19.01.2019, 00:03

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2018 » Апрель » 13 » Усов И. - Разбор ответов на 105 вопросов (30-31-32-33-34)
01:42
Усов И. - Разбор ответов на 105 вопросов (30-31-32-33-34)

Митрополи́т Инноке́нтий (в миру Ива́н Григо́рьевич У́сов; 23 января 1870, посад Святск, Суражский уезд, Черниговская губерния — 3 [16] февраля 1942, хутор Писк, близ Браилы, Румыния) — предстоятель зарубежной части Русской православной старообрядческой церкви с титулом — митрополи́т Белокрини́цкий и все́х христиа́н, в расе́янии су́щих. Проповедник и духовный писатель.

 Разбор ответов на 105 вопросов (30-31-32-33-34)

Старообрядцы предложили: По суждению собора 1667 г., аллилуиа по дважды, третий: слава Тебе Боже произошло от списателя Ефросинова жития диавольским наветом (Деян. его л. 1 об.). И на основании этого спрашивали: можно ли думать и допустить, чтобы противник Бога мог когда-либо научить своим наветом славить Пресвятую Троицу? И допускала ли когда-либо святая церковь, чтобы писанием, написанным диавольским наветом, славить Пресвятую Троицу.

Отвечая на это новообрядцы (Антонов) говорят, 1) что в древности будто бы употреблялось трегубое аллилуиа кроме Псковской и Новгородской области еще и в других местах России, 2) что собор 1667 г. назвал происшедшим от диавольского навета будто бы не сугубую аллилуию, а якобы еретическое толкование аллилуии списателем Ефросинова жития и 3) обращает внимание на кажущееся противоречие толкования Стоглавого собора об аллилуии, что оно значит: слава Тебе Боже, толкованию жития Ефросина, что аллилуиа означает воскресение Христово.

Разбор. Опровергнем каждое из этих положений ответчика.

Что в древние времена в русской земле употреблялось будто бы трегубое аллилуиа, - в доказательство этого Антонов приводит те же свидетельства, которые он приводил и в замечаниях на предисловие вопросителей, где мы их подвергали обстоятельному рассмотрению, показав полную несостоятельность этих свидетельств. Здесь ответчик в доказательство того, что троение аллилуии будто бы издавна употреблялось в Псковской и Новгородской земле, приводит определение Стоглавого собора об аллилуии. Но приводит его не сполна, пропуская и оставляя те слова собора, которые доказывают неправильность трегубой аллилуии. Но мы приведем это определение собора сполна, чтобы видеть подтверждают ли они мысль ответчика, подчеркнув те слова, кои пропустил ответчик. “Во Пскове и во Псковской земле, по многим монастырям и церквам, да и в Новгородской земле, по многим же местам до днесь говорили трегубую аллилуию кроме апостольских и отеческих преданий. Известное же уведехом от писателя жития преподобнаго отца нашего Ефросина, новаго чудотворца Псковскаго, как его ради святых молитв извести и запрети Пречистая Богородица о трегубой аллилуиа и повеле православным христианам говорити сугубую аллилуиа, а в третий слава Тебе Боже. И того ради отныне православным христианом говорити двоегубая аллилуиа, а в третий слава Тебе Боже, якоже святая соборная и апостольская церковь имея и предаде, а не трегубити аллилуии якоже преже сего во Пскове говорили и по многим местом, а в четвертое приговаривали слава Тебе Боже. Сия несть православных предание, но латынская ересь. Не славят бо Троицу, но четверят, и Святаго Духа глаголют от Отца и Сына исходяща, и тем раболепна Святаго Духа творят. И того ради не подобает святыя аллилуии трегубити, но дважды глаголати аллилуиа, а в третий слава Тебе Боже; понеже бо по еврейски аллилуиа, а по нашему слава Тебе Боже” (Стоглав, гл. 42).

Антонов обращает внимание в этом определении, что аллилуиа употреблялось “по многим церквам и монастырям”. Но он упустил из виду, что это сказано, что только в Псковской и Новгородской земле по многим местам употреблялось трегубое аллилуиа. По многим, значит не по всем местам, а только по некоторым местам новгородской епархии. Притом же и в этих местах оно употреблялось вопреки преданию церкви: “кроме апостольских и отеческих преданий”. И заимствовано оно некоторыми церквами и монастырями Псковской и Новгородской земли от католиков, от латын, с землями которых Псковская и Новгородская область в те времена была смежна. Это засвидетельствовали и отцы Стоглавого собора, ближайшие к тому времени, говоря: трегубая аллилуиа несть православных предание, но латынская ересь. И действительно, по свидетельству истории, в те времена в сих областях кроме тройственной аллилуии употреблялись и другие латынские обычаи; даже крещение совершалось в некоторых местах чрез обливание. Если новообрядцы считают православным и употребляют трегубое аллилуиа потому, что оно было в Псковской земле по некоторым местам, то также должны признавать православным и употреблять и обливательное крещение, потому что и оно совершалось в Псковской земле, в некоторых местах.

Ответчик говорит, что собор 1667 г. признал произведшим по диавольскому навету будто бы не сугубую аллилуию, а какое-то еретическое толкование аллилуии списателя жития преподобного Ефросина. Но Антонов, сам не замечая того, опроверг это свое положение, приведя самое определение собора 1667 года о сугубой аллилуии, ясно свидетельствующее, что собор признал не иное что, а именно сугубую аллилуию - произведением диавола. Списатель жития преподобного Ефросина “глаголет, - читаем в определении собора 1667 г., - яко виде Богородицу и ангела и беседова с ним о аллилуии, яже ниже слышати кому подобает таковая хула, и тамо будет ужасатися читатель безумия списателева Ефросинова жития. И сие смущение, еже глаголати аллилуиа дважды, таже слава Тебе Боже, не от Ефросина стало, но от списателя Ефросинова жития диавольским наветом. А Ефросин в последнем поучении своем, при смерти, якоже слышахом и разумехом, о аллилуии ничесоже завеща братии монастыря своего, ниже писа, что о том в постаменте (завещании) своем: токмо солгано на преподобнаго Ефросина от списателя жития его” (Деян. соб. 1667 г. л. 6 об.). Итак, собор признал именно двойственную аллилуию произшедшим по диавольскому навету, говоря: “еже глаголати аллилуиа дважды, таже слава Тебе Боже... стало... диавольским наветом”, а совсем не толкование аллилуии списателем жития преподобного Ефросина. Чтобы оправдать собор 1667 г. в его хульном учении о происхождении сугубой аллилуии, ответчику следовало бы доказать, что сугубое аллилуиа произошло диавольским наветом, как требует доказать и вопрос и самая сущность дела. Но Антонов не дерзнул доказывать это нечестивое учение собора 1667 г., потому что тогда он по необходимости признал бы, что вся православная русская церковь древних времен славила Святую Троицу диавольским наветом, ибо она употребляла сугубое аллилуиа, и что в самой новообрядческой церкви Святая Троица славится единоверцами по диавольскому навету, ибо единоверцы употребляют сугубое аллилуиа. Вот почему ответчик, вместо того, чтобы доказать православность дерзкого хульного определения собора, силится извратить самый смысл этого учения, уверяя вопреки очевиднейшей истине, что собор якобы не сугубую аллилуию признал происшедшим по диавольскому навету, а толкование ее, когда сам собор определенно и неопровержимо свидетельствует, что признает происшедшим по диавольскому навету именно сугубую аллилуию. Если ответчик отказался доказать, что нечестивое, хульное определение собора 1667 г. о сугубой аллилуии правильно и основательно, то ясно, что и доказать правильность его нет возможности ни для каких апологетов новообрядчества. И потому это учение собора должно признавать безосновательным, неправильным, и самый собор, издавший это учение, должно почитать погрешившим и впадшим в заблуждение своими дерзкими определениями о преданиях церкви.

Антонов говорит еще, что списатель жития преподобного Ефросина якобы еретичествовал, говоря, что “аллилуиа, аллилуиа слава Тебе Боже”, означает: воскресе, воскресе в божестве и человечестве. Ответчик полагает, что с этим толкованием аллилуии старообрядцы не согласятся, и что этому толкованию будто бы противоречит толкование Стоглавого собора.

Но, во-первых, что аллилуиа означает и Воскресение Христово - это подтверждает, кроме списателя Ефросинова жития и святые отцы, как, например, святой Симеон Солунский, который говорит: “во днех же постных, аллилуиа, вместо прокимена (Бог Господь) предлежит (пред стихами предполагается), еже хвалу знаменует Божию, пришествие Божие и Господь грядет. Вествует бо как первое, так и второе того явление. Предзнаменует же и страсть того и востание, яко грядет пострадати и востати нас ради Господь, и приидет паки той в последних судити всю землю, дабы мы, о нас имея тщание, о гресех наших скорбяще и Господа ожидающе, себе самих очищали, и тщались не торжествовати или праздновати, но в плаче вопити к Богу, и Того хвалити, призывати и пришествия Его ожидати” (кн. его, гл. 337; Новая скрижаль, ч. 2, гл. 4, § 8). Тот же учитель церквный глаголет, что на песненной утрени после “блажени непорочнии в путь” поется слава и ныне и аллилуиа светлейше паки поему в славословие воставшаго и содвигшаго ны абие” (гл. 349): в русском переводе это читается так: “Потом слава и ныне, и в славословие воскресшаго и нас воскресившаго опять громогласно “поется аллилуиа” (кн. его в русск. перев., гл. 313, изд. 1856 г.).

Итак, по свидетельству святых отец, аллилуиа означает и хвалу, или славу Божию, и два пришествия Христовы на землю, и страсть Его и воскресение. Отсюда ясно, что толкование аллилуии, что оно означает Воскресение Господне правильно и нисколько не противоречит толкованию, что оно означает и хвалу Божию, потому что оно означает и то и другое вместе. Напротив, толкования сии только взаимно поясняют одно другое, ибо, по свидетельству святого Симеона Солунского “аллилуиа есть особенная похвала домостроительству” (там же, гл. 311), то есть тому, чем Спаситель, устроил для нас спасение; каково: пришествие Его на землю, страсть и воскресение, словом все то, о чем повествуется в Евангелии. “Посему, - свидетельствует святой Симеон Солунский, - оно у нас непрестанно поется. Аллилуиа произносится и перед Евангелием, как слово, означающее присутствие Христово” (там же).

Как согласить толкование аллилуии, что оно относится к одному лицу Святой Троицы, Сыну Божию: означает и два пришествия Господня, и страсть его и воскресение, с толкованием, что оно означает Святую Троицу - на это дает довольно удовлетворительное объяснение один из знаменитых объяснителей церковных служб, архиепископ самой же новообрядческой церкви, Вениамин. Объяснив, на основании толкования Симеона Солунского, что аллилуиа, поемое за кафизмами, относится к одному лицу Святой Троицы, Сыну Божию, означая Его два пришествия на землю, он говорит: “Когда здесь аллилуиа, означающее первое и второе пришествие Христово трижды, а не однажды глаголется: тому та же есть причина, по которой и “приидите поклонимся”, к единому Христу возносимое, трижды же глаголется” (Новая скрижаль, ч. 2, гл. 4, § 10). “По совершении всех трех молений (слава и ныне, Пресвятая Троице, Отче наш) к Пресвятей Троице произнесенных, обращается церковь единому Христу Богу, второму лицу Пресвятыя Троицы; и поклоняемся мы ему, глаголя молитву не однажды, но трижды: приидите поклонимся. Сие творится в честь Пресвятыя Троицы: понеже все дела, которыя после той молитвы в следующих псалмах изобразуются, совершил Христос для нашего спасения благоволением Отца и содействием Святаго Духа” (там же, гл. 4, § 12).

  • вот как согласуются два толкования аллилуии, что оно означает и два Пришествия Господня, и Святую Троицу: оно относится к Христу Сыну Божию, означая Его два пришествия на землю, и вообще все домостроительство нашего спасения, которое он совершил благоволением Отца и содействием Святого Духа. Потому оно в означении двух пришествий Сына Божия поется два раза, а в третий: “слава Тебе Боже” в честь Святой Троицы. Но это толкование, что аллилуиа означает и два пришествия Господня и Святую Троицу, не приложимо к трегубой аллилуии, потому что в ней аллилуиа “возчетверена”, ибо она произносится не три раза, а четыре. Ибо “слава Тебе Боже тоже означает аллилуиа, как подтверждают и сами новообрядцы (см. жезл л. 84 и деян. соб. 1667 г.). Отсюда ясно, что самая правильная форма аллилуии должна быть сугубая, потому что только она может точно и правильно означать два пришествия Господня на землю и Святую Троицу: дважды аллилуиа означает два пришествия Господня, а третий, “слава Тебе Боже” означает Святую Троицу. Ясно, что тройственное аллилуиа не может означать и два пришествия Господня и Святую Троицу, потому что поется четыре раза и, как удостоверяют сами новообрядцы, оно означает только Святую Троицу и единицу. Усилие же епископа Вениамина доказать, что тройственное аллилуиа означает и два пришествия Господня, оказывается бесподобным. Ибо в четвертый раз слава Тебе Боже, оказывается тогда совершенно излишним, так как ведь и “приидите поклонимся”, относящееся к одному лицу Святой Троицы Сыну Божию и в самой Святой Троице произносится только три раза, а не четыре. Очевидно толкование собора 1667 г., что аллилуиа означает только Троицу и единицу, противоречит учению святых, что оно означает и два пришествия на землю Сына Божия и Святую Троицу. А еп. Вениамину хотелось следовать толкованию святых отец, не отвергая формы аллилуии, указанной собором 1667 г. для обозначения только Святой Троицы и единицы. Чтобы следовать толкованию святых отец об аллилуии, новообрядцам необходимо отвергнуть форму ее, предписанную собором 1667 г.

Из сказанного нами ясно, что в толковании аллилуии списатель жития преподобного Ефросина не проповедывал никакой ереси, а только старался уяснить, согласно преданию церкви, что аллилуиа служит и к прославлению Святой Троицы и к прославлению домостроительства нашего спасения, совершенного Сыном Божиим, и означает воскресение и пришествие его на землю, что совершено им по благословению Отца и содействию Святого Духа. Списатель жития преподобного Ефросина только не мог точно и ясно выразить, как требует теперешняя крайне придирчивая критика новообрядцев, - этих противников и попирателей древних священных преданий церкви, которые ненавидят всякое свидетельство в пользу сих преданий. Но святая православная церковь не находила в его толковании ересей, а признавала православным, как засвидетельствовал святой Стоглавый собор, приводя его во свидетельство православности сугубого аллилуиа. А тогдашним древним отцам известны были тогдашние обороты речи и выражения языка несравненно лучше, чем теперешним апологетам новообрядчества. И если они не находили в житии ересей, то значит их и не было. Ответчик обращает вниманиие на слова толкования, что аллилуиа значит: воскресе в божестве и человечестве, и видит в этом какую-то особенную ересь. Но ведь здесь сказано: в божестве, а не божеством Христос воскрес из мертвых. Но никто из православных не станет утверждать и противного, то есть, что Христос воскрес не в божестве, а только в человечестве. Христос действительно воскрес и в божестве и в человечестве, потому что эти два естества составляют в нем одно лицо, а не два; но разумеется божество не страдало, чего не утверждает и списатель жития преподобного Ефросина. Посему-то и песнь церковная возглашает: “да воскреснет Бог” (стих. на пасху).

Если бы списатель жития преподобного Ефросина и не истолковал, что аллилуиа означает воскресение Христово, и поется в честь Святой Троицы, и тогда это толковане аллилуии все равно существовало бы в церкви, потому что святой Симеон Солунский еще раньше его истолковал аллилуию именно в том смысле, что оно означает и хвалу Божию и воскресение Христово. Посему, если новообрядцы отвергают толкование аллилуии, помещенное в житии преподобного Ефросина потому, что в нем, по их мнению, есть неточные, или ошибочные выражения, то мы этим толкованием можем их и не уверять в правильности сугубого аллилуиа, без всякого ущерба для своего дела, для утверждения истины. А вместо этого предложим им принять подобное же толкование аллилуии святого Симеона Солунского, что оно относится к хвале Святой Троицы и домостроительству нашего спасения и означает два пришествия Господня и страдание Его и воскресение. Впрочем и из новообрядцев более знающие учение древней восточной православной церкви действительно и принимают его толкование аллилуии, а не то одностороннее толкование, которое представил собор 1667 г. Такое толкование аллилуии помещено в так называемой “новой скрижали”, как мы указали выше.

  • преподобного Ефросина должно иметь в нашем деле особенную важность с исторической стороны относительно аллилуии: из него мы узнаем, что во времена Ефросина (а он жил в первой половине пятнадцатого столетия) не только в русской, но и в греческой церкви употреблялось сугубое аллилуиа. “Святый же (Ефросин), -повествуется в житии, - услышав в соборной церкви (в Царь-Граде) дважды глаголемая пресвятая аллилуиа, добре походив в области царствующаго града, и смотрев вся места и монастыри честные, испытав о божественней тайне святаго аллилуиа, купно же и молчальники пустынные извествовав, и от всех наказан быв дважды глаголати пресвятая аллилуиа” (см. житие преподобн. памятн. русск. литерат., выпуск 5, стр. изд. 1862 г.). А что преподобный Ефросин действительно “ходил” (путешествовал) в Грецию относительно аллилуии, и что там употреблялась сугубая аллилуиа -это не подлежит сомнению. Во-первых, об этом засвидетельствовал преподобный Ефросин в послании к архиепископу Новгородскому Евфимию. Во-вторых, этого факта не отрицают и лучшие знатоки и критики нашей древней истории и литературы (там же, стр. 118). В-третьих, Симеон Солунский, живший около времен преподобного Ефросина (1) в Греции, свидетельствует, что в те времена в греческой церкви действительно употреблялось сугубое аллилуиа. Ибо он прямо повелевает двоить аллилуиа, говоря: Aegoybin allhoyia diplon (то есть, глаголи аллилуиа дважды), - в патрол. миня т. 155 col. 652 efr. Мансветова: “о песненном последовании” стр. 1017 (см. богосл. вестн. за 1892 г. май, т. 2, стр. 204).

Итак, ответчик хотя и уклонился от ответа на вопрос, которым требовалось доказать правильно или неправильно дерзкохульное определение собора 1677 г. об аллилуии, хотя и не оправдал этого определения собора, для чего требовалось доказать, что сугубое аллилуиа произошло диавольским наветом; хотя вместо всего этого он ударился в стороны, не стыдясь даже искажать мысль соборного определения, а распространяться о толковании аллилуии списателя жития преподобного Ефросина, что вовсе не служит ответом на предложенный вопрос, и не оправдывает возмутительно хульное учение собора об аллилуии, что оно произошло диавольским наветом, но мы показали, что и этими способами ответчику не удалось обличить в ереси православную русскую церковь древних времен, а также и православную Старообрядческую Церковь Христову, не удалось и прикрыть гнусную хулу собора на сугубое аллилуиа. Ибо из сказанного нами ясно, что толкование аллилуии, что оно означает Воскресение Христово, вполне православно, и что сугубое аллилуиа в древние времена в греческой церкви употреблялось, и что учение собора 1667 г., что сугубое аллилуиа произошло по диавольскому навету безусловно хульно и нечестиво, и достойно еретиков, ненавидящих православные предания, и что поэтому новообрядцам предстоит или отказаться от дерзко-хульного учения собора об аллилуии, признав его таким, каково оно есть, то есть хульным и нечестивым - и в таком случае признать старообрядцев, не следующих этому учению, православными, - или признать правильным гнусное учение собора 1667 г., что двойственное аллилуиа есть произведение диавола - таким образом объвить себя отпетыми нечестивцами, но зато искренними последователями своего собора 1667 г., определения которого они считают чрезвычайно правильными, безусловно православными. Всякое же двоедушное изъяснение, или искажение мысли соборных определений, как поступают до сих пор апологеты новообрядчества, мы отвергаем с негодованием. Мы требуем христианской прямоты и истины, а нас угощают лукавством, вместо отменения гнусных учений собора 1667 г., предлагая искажение их. Но мы все видим.

 

Разбор ответа на вопрос 32-й

 

Было предложено следующее: По суждению собора 1667 г., в двоеперстном сложении исповедуется неравенство Святой Троицы, которое и уподобляется к ереси арианской, несторианской, духоборский, аполинарианской и прочим проклятым еретикам (Деян. его, л. 32): справедливо ли собор применил двоеперстие к различным проклятым ересям?

Ответчик повторяет о перстосложении то, что он уже говорил в ответе на седьмой вопрос, то есть, что всякое перстосложение православно от того, какая с ним соединяется мысль. Затем силится доказать, что собор 1667 г. применил к ересям не двуперстное сложение, а мысль, соединяемую с двуперстием. И приводит определение собора, но “с явным лукавством” пропускает заключительные слова определения, объясняющие всю сущность дела, то есть, что собор признал именно двоеперстное сложение выражающим злейшие ереси.

Приведем это определение, подчеркнув те слова, кои оставил ответчик. “А в сих триех перстах (в троеперстном сложении), не яко хощем показати божество, якоже блядословиша неции, - не буди: но токмо число покажем Троицы и единицы: три перста за Троицу, совокупление же перстов ради единицы, сиречь, яко Бог в троице и в единице. Сице веруем и исповедуем, а не инако, - не яко неции суемудрии писаша, и научиша, и сказаша все таинство божества и человечества в перстах быти, и являтися пребеззаконно и хульно троичному таинству в неравных перстах. Глаголаша те суемудрии, яко два перста, вторый, указательный и третий средний божество и человечество знаменуют, и три перста: первый четвертый и последний, меньший, наклонити и совокупити под двема персты, и именоваша Святую Троицу, и глаголаша, яко те три неравные и разные персты есть таинство Святыя Троицы. Всем убо явлено есть, яко исповедаша во Святей Троице неравенство, яко аринае, и несториане, и духоборцы, и аполинариане и прочии преклятии еретицы, зане онии сице исповедаша несравнение и разделение во Святей Троице: Отца больша назваша, а Сына меньша, и Духа Святаго еще меньша и яко раба: такожде и те три разныя, и не равныя персты, являют, якоже мудрствоваша выше реченнии проклятии еретицы” (Деян. соб. 1667 г.).

Итак, собор 1667 г. утверждает, что при употреблении двоеперстного сложения именно “три разные и неравные персты являют” проклятые ереси, а не мысль соединяемая с сим перстосложением. Собор даже и не говорит, что старообрядцы сами соединяли с двоеперстным сложением перечисленные им ереси: арианскую, несторианскую, духоборскую, аполинарскую и проч., а прямо заявляет, что эти ереси “являются” тремя неравными, по его мнению, и разными перстами, которые в двоеперстном сложении изображают Святую Троицу.

Ответчик обращает внимание на глухое заявление соборного определения: “глаголаша, яко те три не равные и разные персты есть таинство Святыя Троицы”. Но это одна только дерзкая клевета озлобленных фанатиков. Старообрядцы, как и вообще вся православная русская церковь древних времен, отнюдь не говорили и не говорят, что три перста есть таинство Святыя Троицы, а утверждают, что три перста только образуют, или изображают Святую Троицу. Все-таки хотя и клевещет, что старообрядцы будто бы говорили, что три перста есть Святая Троица, однако и он не дерзнул утверждать, что старообрядцы соединяли какие-либо еретические мысли, какие он перечисляет: арианскую, несторианскую и проч., а решительно заявляет, что такие проклятые ереси “являют” именно сами персты: “те три разные и неравные персты, якоже мудрствоваша выше реченнии проклятии еретицы”. Ясно таким образом, что собор 1667 г., применил именно двоеперстное сложение к древним проклятым ересям. Мы не станем опровергать это нечестивое, хульное и ни с чем не сообразное учение собора, потому что его стыдятся оправдывать и сами апологеты новообрядчества, хотя и не отвергают его, а содержат, как один из великих догматов своей веры, насильно перетолковывая, что хула собора сказана о какой-то еретической мысли кем-то соединяемой с двоеперстным сложением. Но если новообрядцы содержат хульное учение собора о двоеперстии, то мы, не опровергая их, предложим им следующий предложенный братчиками.

 

Вопрос 33-й

 

Применяя православное двоеперстие к различным проклятым ересям, как показано в предыдущем вопросе, в силу каких канонических правил ваша церковь допустила и благословила таковою тьмою проклятого еретичества окормляться сынам своим, единоверцам?

 

Антонов на сей вопрос не ответил, не исполнил требование вопроса, не представил никаких канонических правил для оправдания законности беззаконного разрешения единоверцам употреблять то предание, в котором большой собор нашел около пяти проклятых ересей, без отменения притом этого учения собора. Вместо представления канонических правил Антонов повторил старую ерунду, что “синод признал и объявил, что единоверцы не соединяют с двоеперстным сложением никакого неправого мудрования и поэтому (!) благословил им употребление двоеперстия. Несостоятельность, несообразность и нелепость этого главного положения ответчика мы показали в разборе ответа на вопрос 8-й, подвергнув его обстоятельному рассмотрению. И потому во избежание повторений опровергать его опять здесь не считаем нужным.

 

Разбор ответа на вопрос 34-й

 

Братчики предложили: По суждению собора 1667 г., православным христианам должно знаменаться только троеперстным сложением: “и тако подобает всякому православному христианину, последующему святой восточной и апостольской церкви держати и мудрствовати... а не инако” (деян. его л. 32 об.). На основании этого спрашивали: в силу каких канонических правил допускает и благословляет ваша церковь единоверцам знаменаться и мудрствовати инако?

Ответчик говорит: Единоверцы мудрствуют “тако”, якоже церковь, а “не инако”, то есть тремя перстами исповедуют Святую Троицу, но в самых перстах догмата веры не полагают; в перстосложении для крестного знамения силу и значение они усвояют не перстами, которые и в сложении и по разложении остаются перстами, а образуемому ими учению веры.

 

Разбор. Ответ этот не удовлетворяет требованию вопроса, противоречит соборному определению и навязывает единоверцам понятие, которого они вовсе не держатся. Ответчик “с явным лукавством” вместо: перстосложение употребляет выражение: персты “персты не ставят в догмат веры”; даже выражается так: персты и в сложении и по разложении остаются перстами. Это жалкое доказательство, противоречащее даже здравому смыслу, ничего не объясняет, а только показывает на безнадежность положения новообрядческих апологетов, которые вместо доказательств правильности или неправильности известного перстосложения стараются только самое перстосложение лишить всякого смысла и значения, но этим самым они сами впадают в бессмыслицу и уподобляют себя древним еретикам, старавшимся подобными же бессмысленными приемами подорвать значение православных преданий церкви. Ибо если Антонов не находит разницы между перстосложением и перстами, то как же он находит разницу

между чернилами и словами, которые написаны чернилами? Если Антонов хочет быть последовательным в своих детских рассуждениях, то необходимо должен признать, что все люди глупы, почитая чернила и бумагу, называемые книгами, и усвояя им значение. Ведь в книгах буквы, написанные чернилами, суть не иное что, как знаки наших звуков; а звуки суть знаки, которые выражают наши мысли. Поэтому какой же, по ответчику, смысл усвоять силу и значение

чернилам и бумаге. Не лучше ли их бросить в печь, чтобы люди усвояли силу и значение не чернилам, а мыслям людей: Зачем усвоять силу и значение перстам? Дорога мысль, соединяемая с перстами. Очень метко определил такую логику русский народ такой иронической пословицей: “Для чего голова? - Нужен только разум: голову отруби, а с разумом живи”.

Такой логики держались и древние еретики, не имевшие чем другим опровергнуть и уничтожить православные предания. Так они притворялись, как и наши антагонисты, что не понимают разницы между деревом и крестом, сделанном из дерева. И вот что против этого написано в деяниях седьмого вселенского собора: “пока два куска дерева, составляющие крест сложены крестообразно, до тех пор я покланяюсь этому образу ради распятого на нем Христа; а когда они отделены друг от друга, я бросаю их и сожигаю” (стр. 269-270). Матфей властарь говорит: “мы, составляющие образ креста из двух древ, когда кто-нибудь из неверных станет укорять нас в том, что покланяемся древу, можем разложив два древа и уничтожив образ креста, считать их древами не имеющими значения и неверному заградить уста, что почитаем не древо, но образ креста” (сост. 4 гл. 6, о кресте). Куда же после этого годится учение Антонова, что “персты и в сложении и по разложении остаются перстами”? В перстосложении они изображают Святую Троицу и два естества во Христе, подобно тому, как дерева в сложении крестообразном изображают крест Христов.

Посему то перстосложение для крестного знамения, изображающее Святую Троицу и два естества во Христе, как и самое крестное знамение, изображающее крест Христов, не только мы, старообрядцы, почитаем соглано учению святых отец за церковные догматы (см. о сем выше разбор от. на 7-й вопр.), но и наши противники, сам собор 1667 г., признают его таковым, называя его “вечным и неподвижным, крепким и непоколебимым”, так что если единоверцы, как уверяет ответчик считают перстосложение изменяемым, то они в этом случае не следуют, а противятся соборному определению, как и современные новообрядцы, постыдно отступившие от учения своих предков. Чтобы видеть, исполняют ли единоверцы требование собора 1667 г., относительно перстосложения, и следуют ли ему сами теперешние новообрядцы, необходимо привести все сполна соборное определение, на котором братчики основали свой вопрос, и которое, по уверению ответчика, исполняется единоверцами. Указав в двоеперстном сложении различные ереси древних еретиков, собор 1667 г., делает такое постановление: “А мы православно, три первые персты, якоже стоят поряду: первый, вторый, и третий, совокупляем во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, и знаменаемся знамением честнаго животворящаго креста Христова. Якоже прияхом от святых апостолов, и богоносных отцев, сице исповедует, и сице держит крепко и непоколебимо святая восточная и апостольская церковь, и будет держати вечно и неподвижно. И тако подобает всякому православному христианину, последующему святей восточней и апостольстей церкви, держати и мудрствовати, якоже предаша святии апостоли и богоноснии отцы, а не инако” (Деян. его, л. 32 и об.).

Итак, по определению собора 1667 г., всякий православный христианин обязан и держати и мудрствовати так, как предали апостолы, то есть держать (употреблять) троеперстное сложение и мудрствовать, что оно есть апостольское предание, вечное и неподвижное. Совопросники испрашивают: на каком основании синод благословил и содержать и мудрствоать не так, как собор 1667 г. повелевает, а инако, когда собор от всякого православного христианина требует содержать и мудрствовать именно так, как он повелел. Ответчик уже и не пытается доказать, что единоверцы содержат такое перстосложение, какое он предписывал содержать, то есть троеперстное. Ибо доказать этого невозможно, так как всем известно, что единоверцы содержат двоеперстное, а отнюдь не троеперстное сложение. Антонов только силится доказать, что единоверцы хотя и не “держат” перстосложение “тако”, как велит собор, а “инако”, но мудрствуют будто бы так. Но и этого он не доказал. Ибо собор требует мудрствовать, что только троеперстное сложение есть истинно-апостольское предание, которое церковь будет держать вечно и неподвижно, а единоверцы, напротив признают, что не троеперстное, а двоеперстное сложение есть истинно-апостольское предание, и как таковые держат его неизменно, ни под каким видом не соглашаясь заменить его каким-либо другим перстосложением. Ответчик говорит, что единоверцы тем мудрствуют согласно с церковью новообрядческой, что перстосложение не ставят в догмат веры, то есть считают его изменяемым. Но и это доказывает, что единоверцы не следуют учению собора 1667 г., а противятся ему. Собор этот, как мы видели, требует мудрствовать совсем не так, как, по ответчику, мудрствуют единоверцы, а напротив, требует мудрствовать, что перстосложение “непоколебимо, вечно и неподвижно”, то есть неизменно. Если единоверцы мудрствуют, что перстосложение подлежит изменению по усмотрению церковных властей, то они в этом случае следуют не собору 1667 г., даже не современной собору новообрядческой церкви, а теперешней, современной нам, новообрядческой учащей церкви, которая сама мудрствует противно учению собора 1667 г., и современной ему церкви. Собор не дерзал уверять, что он изменяет православное перстосложение, по своему усмотрению, а говорит, что восстанавливает древнее апостольское предание, троеперстное сложение: “якоже прияхом от святых апостолов”. А в книге “жезл”, принятой собором 1667 г., решительно говорится: “святая восточная церковь новостей не терпит, пачеже отревает, яко и ныне двоеперстному сложению творит” (жезл л. 57 об.).

Итак, новообрядческая церковь времен собора 1667 г., потому приняла троеперстие, что считала его апостольским преданием, а двоеперстное сложение отринула потому, что считала новшеством, хотя в том и другом случае она тяжко заблуждалась, как мы показали выше. Но главное, что тогдашняя новообрядческая церковь не признавала, что апостольское предание можно изменять, а новое заводить, а напротив, учила, что следует апостольское предание утверждать, а новое отревать. А современная нам новообрядческая учащая церковь, вопреки этому учению своих же предшественников, учит, что церковная власть имеет право отменять даже апостольские предания и вводить на место их новые по своему усмотрению. Если единоверцы признают, что церковная власть может изменять перстосложение апостольское на новое и наоборот, то есть действовать по своему усмотрению, не соображаясь с истиной, то они в этом случае следуют учению теперешней новообрядческой церкви, а не собору 1667 г., и тогдашней церкви, от учения которой о неизменности перстосложения отступила теперешняя новообрядческая церковь.

Итак, единоверцы положительно противятся требованию собора 1667 г. Собор требует употреблять троеперстное сложение: единоверцы, напротив, употребляют двоеперстное; собор требует признавать апостольским преданием троеперстное сложение: единоверцы наоборот, признают апостольским преданием двоеперстное сложение: собор требует признавать, что перстосложение, ведущее начало от святых апостолов, отнюдь неизменяемо, непоколебимо, вечно и неподвижно, как догмат веры: единоверцы, вопреки этому, признают, что всякое перстосложение, в том числе и апостольского происхождения, не вечно, и не неподвижно, а временно и подвижно, не как догмат церкви, а как средняя вещь, вроде таких, как прохаживаться, плевать, выбрасывать носом головные нечистоты и тому подобное, что всяк может изменять и отменять по своему усмотрению.

Сами же теперешние новообрядцы, хотя и содержат все еретические учения и определения собора 1667 г., и в этом случае не противятся собору, но в тех пунктах, которые собор изложил православно, как, например, учение, что перстосложение недолжно изменять, они решительно противятся, уча и доказывая, вопреки собору, что перстосложение изменяемо и отменяемо пуще всего, пуще всяких преданий и не преданий церкви.

Только мы, старообрядцы, в этом случае согласны с собором 1667 г. Собор утверждает, что перстосложение, происходящее от святых апостол, “будет во святой и апостольской церкви вечно и неподвижно”: мы тоже самое утверждаем, потому что это учение собора согласно учению святых отец, запрещающих изменять или отменять перстосложение. Только перстосложение, имеющим апостольское происхождение, мы признаем не троеперстное, а двоеперстное. Ибо святые отцы учат, что апостольское предание есть двоеперстное сложение (см. Стоглав гл. 31. Макс. гр. сл. 40), а не троеперстное. Что троеперстное сложение действительно не апостольское предание, это подтверждают и более добросовестные из самих новообрядцев, называя слова об апостольском происхождении троеперстия прямо “гнилыми подпорами” (Православное обозрение за 1887 г., т. 1, стр. 837).

Итак, сам собор 1667 г. признал, что перстосложение есть апостольское предание - и оно неизменно, вечно и неподвижно. Мы с этим вполне согласны, признавая истинно-апостольское предание двоеперстное сложение, действительно вечным и неподвижным. С этим истинно-православным учением своего же собора, что перстосложение неизменно, новообрядцы решительно не согласны, проповедуя, что всякое и двоеперстное и троеперстное сложение изменяемо (см. выше отв. на 1-й вопр.), а вместо этого принимая его только еретические оределения и предания, каковы: хульные учения о древних, отмененных им, преданиях, троеперстное сложение, совсем не апостольское предание и проч. и проч.

Но вот что замечательно. Собор 1667 г. решительно свидетельствует, что перстосложение, ведущее начало от святых апостол “святая восточная и апостольская церковь будет держати вечно и неподвижно”. А так как новообрядческая церковь не обещается “держати вечно и неподвижно” даже своего троеперстия, доказывая, что и оно может быть изменно (см. выше отв. на вопр. 1), то значит она в этом случае и не есть святая. Старообрядческая же церковь признает, что перстосложение двоеперстное, как апостольское предание, действительно пребудет в ней вечно и неподвижно, и значит она в этом случае и есть святая и апостольская церковь, как уверяет сам собор 1667 г.

Что старообрядцы действительно признавали и признают, согласно учению святых отец, и даже требованию новообрядческого собора 1667 г., перстосложение неизменяемым, вечным и неподвижным - этого нам самим и доказывать не нужно трудиться. Пусть за нас докажет это сам ответчик, “Старообрядцы, - говорит он, - перстосложение возводят в неизменный догмат веры. Так учили первые расколовожди (то есть первые, обличившие лжеучения новообрядцев): так учат и нынешние. Главный руководитель братчиков, Онисим Швецов, или, как они именуют его, отец Арсений, прямо, в своих печатных сочинениях, причисляет двуперстное сложение к числу догматов веры, говоря: “мы сие предание (сложение двуперстное) никак не можем свесть в обряд, или обычай церкви, подлежащий изменению” (см. оправдание старообрядческой святой Христовой церкви, напечатан в Яссах, стр. 49). “Предания двуперстнаго сложения никому невозможно изменить, не погреша против евангельскаго изречения” (показание погрешн. прот. святаго Евангелия новообрядч. церк., стр. 45). Согласно Швецову, утверждает и другой поборник раскола (т.е. защитник церкви и истины), инок Никола Чернышев, говоря: “Никон с поборниками разве ошибку исправили, когда отменили достоуважаемые догматы: сугубое аллилуиа, двуперстие, седмипросфирие... и ввели щепоть, трегубое аллилуиа и пятипросфирие” (соборн. свит. печат. за границ. в Коломыи, л. 6).

Итак, сам ответчик удостоверяет, что старообрядцы как в прежнее время, так и теперь одинаково учат, что перстосложение неизменяемо, как догмат веры, на каковое признание сие перстосложение имеет полное право, как мы доказали в разборе ответа на вопрос 7-й. А новообрядцы, аки трость ветром колеблемы. Первые ересеучители уверяли, что троеперстие будет и неподвижно. А нынешние говорят, что кто считает перстосложение неизменным, тот раскольник, а кто считает всякое перстосложение изменяемо, тот вполне православный, хотя бы молился и двоеперстным сложением, как, например, единоверцы.

Православной ли церкви свойственно такое непостоянство взглядов?

  1. Симеон Солунский скончался в 1429 году, а преподобный Ефросин Псковский ездил в Грецию между 1425 и 1437 г. (памятн. стар. русск. литерат. стр. 118, выпуск 4) и действительно везде там видел в употреблении двойственное аллилуиа, как видно из его жития.
Просмотров: 101 | Добавил: Виталий | Теги: Усов, старообрядцество, Митрополит Иннокентий, меленки, церковный раскол 17 века

Р П с Ц

Храм г. Меленки

Церковная лавка

ДРЕВЛЕКАЛЕНДАРЬ

ЗНАМЕННОЕ ПЕНИЕ

КАНОНЫ

ФОРУМ

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Апрель 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30