Меленковское старообрядчество

Суббота, 19.01.2019, 00:03

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2018 » Апрель » 19 » УРОКИ ИСТОРИИ. Смутное время в России. А была-ли клятва?
23:34
УРОКИ ИСТОРИИ. Смутное время в России. А была-ли клятва?

Начнем с того, что сам документ называется не Соборная Клятва, а "Утверженная грамота об избрании на московское государство Михаила Феодоровича Романова". Слов о проклятии за несоблюдение Утвержденной Соборной Грамоты 1613 г. в подлинном тексте нет — к такому выводу пришли современные исследователи этого документа.

В 1990 г. при активном участии Братства Святого Царя-Мученика Николая Александровича в виде листовок стал активно распространяться краткий текст Соборной Клятвы 1613 года. Достоверным же хронологическим свидетельством о возникновении именно в 1990 году варианта «краткой версии» Соборной Клятвы 1613 года является публикация в «Земщине» № 11 в октябре 1990 года. В связи с этим церковный историк С.В. Фомин сличил краткий текст с подлинным текстом Утвержденной Соборной Грамоты 1613 г. по научному изданию от 1906 г. Обнаружились серьезные разночтения. Особенно в тех местах, которые сегодня наиболее часто цитируются.

К примеру, в «краткой версии» говорится: «Заповедано, чтобы избранник Божий, царь Михаил Федорович Романов был родоначальником правителей на Руси из рода в род, с ответственностью в своих делах перед единым Небесным Царем, и кто же пойдет против сего Соборного Постановления — Царь ли, Патриарх ли, и всяк человек, да проклянется таковой в сем веке и в будущем, отлучен бо будет он от Святая Троицы».

В подлиннике же этого утверждения нет вовсе! Там сказано следующее: «Чтоб Всемилостивый Бог… дал бы нам на Московское Государство Государя Царя праведна и свята, и благочестива, и благородна и христолюбива, чтоб, по милости Божий, вперед их ЦАРСКАЯ СТЕПЕНЬ УТВЕРДИЛАСЯ НА ВЕКИ, И ЧТОБ БЫЛО ВЕЧНО И ТВЕРДО, И КРЕПКО И НЕПОДВИЖНО В РОД И РОД НА ВЕКИ»

Вы только вдумайтесь, насколько серьезное обвинение предъявляется русскому народу сегодняшней краткой версией: «И кто же пойдет против сего Соборного постановления — Царь ли, Патриарх ли, и всяк человек, да проклянется таковой в сем веке и в будущем, отлучен бо будет он от Святыя Троицы».

Мало того под это проклятие попадает священная особа Царя — Помазанника Божия!

«И кто же пойдет против сего Соборного постановления — ЦАРЬ ли… да проклянется таковой в сем веке и в будущем, отлучен бо будет он от Святыя Троицы». ложный вариант Соборной Клятвы 1613 г. является в настоящее время почти единственным вариантом, распространяемым монархистами. К этому оказались причастны сайты «Монархия», «Самодержавная Русь», «Русская Линия», «Русская Народная Линия» и «кирилловские» порталы «Российский Императорский Дом» и сайт Общероссийского общественного движения «За Веру и Отечество». Кроме того ещё многие десятки, если не сотни персональных страниц содержат именно подложный вариант Клятвы 1613 года с проклятием Самодержавному Царю и русскому народу на все века и отлучением от Пресвятой Троицы! Какой же это страшный подлог — отлучение от Бога! Нигде в православных и просто христианских инославных текстах подобные анафемы не встречаются. Пока человек дышит, каким бы он ни был злодеем и грешником, его дыхание есть онтологическое свидетельство его связи с Богом, даже если сам человек в это не верует. Эту связь может прервать только Сам Господь Бог и никто другой. Нет такого христианского закона — отлучать живого человека от Бога! Отлучение от Церкви, от Причастия, от благословения — наказание законное, если человек заслужил его. Сама же идея данной отлучательной формулы — явно продукт нехристианского религиозного сознания. Приписывать такую идею нашим православным пращурам в 1613 году — великий грех!

Архивный оригинал Грамоты, который сейчас хранится в Российском Государственном Архиве Древних Актов: РГАДА. Фонд 135. Отд. III. Рубр. I. № 5. Л. 1–82.

В XVII век Россия вступила в состоянии глубокого раскола. Какое уж тут «народное единство», если век этот прозвали «бунташным» (от слова бунт), а его начало ознаменовала многолетняя Смута, которую современные историки считают гражданской войной. В ней участвовали не только крестьяне, горожане и казаки, но и дворяне, бояре, весь служилый люд. Заметную роль в ней сыграла мятежная армия И.И.Болот­никова, 1-е народное ополчение П.П.Ляпунова и 2-е ополчение К.З.Минина и Д.М.Пожарского, отряды казаков. Отягощала положение в стране военная интервенция Речи Посполитой и Швеции. В Смуте погибли три русских царя: Федор Борисович Годунов (царствовал с 13 апреля по 1 июня 1605 года), Лжедмитрий I (царствовал с 20 июня 1605 года по 17 мая 1606 года), Василий Иванович Шуйский (царствовал с 20 мая 1606 года по 17 июля 1610 года).

После Шуйского у власти находилась Семибоярщина – символ национального предательства. Она состояла из 7–8 бояр от 4 старейших княжеских родов вместе с Иваном Никитичем Романовым  (дядей будущего царя Михаила) и двумя его родственниками. Семибоярщина выдала Шуйского польскому королю, которого тот использовал для надругательства над Россией в торжествах по случаю «покорения» Московского государства. Она позвала на русский престол польского королевича Владислава, впустила в Москву польское войско и полностью уступила власть интервентам. Упорное сопротивление интервентам оказывал простой служилый люд, рядовое дворянство, крестьяне, православное духовенство.

Автор сравнительно недавно введённой в оборот «Повести о Земском соборе 1613 года» с видимым простодушием описывает эту коллизию: «И возопиша атаманы казачьи и все воинство казачье велим гласом воедино:

«По Божий воли на царствующем граде Москве и всеа Росии да будет царь государь и великий князь Михаиле Федорович и всеа Росии!» И многолетствовали ему, государю.

Боляра же в то время страхом одержими и трепетни трясущеся, и лица их кровию пременяющеся, и ни един никто же може что изрещи, но токмо един Иван Никитич Романов проглагола: «Тот есть князь Михаиле Федорович еще млад и не в полне разуме». Казаки же глаголюще: «Но ты, Иван Никитич, стар верстой, в полне разуме, а ему, государю, ты по плоти дядюшка прироженный, и ты ему крепкий потпор будеши».

Боляра же разыдошася вси восвояси. Князь же Дмитрей Трубецкой, лице у него ту и почерне, и паде в недуг, и лежа много дней, не выходя из двора своего с кручины, что казны изтощил казаком и позна их лестны в словесех и обман. Боляра же умыслиша казаком за государя крест целовать, из Москвы бы им вон выехать, а самим креста при казаках не целовать. Казаки же ведающе их умышление и принудиша им, боляром, крест целовать. И целоваша боляра крест. Таже потом казаки вынесоша на Лобное место шесть крестов, и целоваше казаки крест, и прославиша Бога вси.

И приехав государь от Костромы к Москве, и поклонишася ему вси, и утвердиша на царствующий град Москву и всея Русии государя царя и великаго князя Михаила Федоровича всея Руси».

Словом, «Хотели выбрать не способнейшего, а удобнейшего», — говорил В.О. Ключевский.

За спиной избранного юноши стояла фигура его отца – который мог бы стать наследником Феодора Иоанновича, мог бы занять московский престол вместо Годунова. Об этом не забывали, это был веский аргумент в пользу Романовых. Не будь Феодор (Филарет) Романов монахом – вероятно, именно его бы избрали в крещенские дни 1613-го.

Его остросюжетная биография указывает на признаки некоторого обмирщения и политизации Церкви. Представьте себе: в сорок пять лет блистательный боярин Фёдор Никитич Романов и думать не думал о монашестве. Он служил воеводой, побывал псковским наместником, проявил себя как дипломат и считался соперником царя Бориса Годунова. Царь Борис и приказал постричь в монахи супругов Романовых – Фёдора и Ксению. Так и возник в далёком Свято-Троицком Сийском монастыре Филарет, воспринимавший в те годы своё монашеское служение, как ссылку, как карательную меру. Инокиню Марфу разлучили с мужем и детьми и отправили на берега Онежского озера. А их сыну Михаилу шёл тогда пятый год. «Жена моя бедная, жива ли? Одно мне и лихо, что жена и дети: как помянешь их, так словно кто рогатиною в сердце кольнёт!», — тосковал Филарет. Какое уж тут благолепие!

Лжедмитрий I поставил простого монаха в митрополиты. Он оказал милости и его сыну, будущему царю Михаилу, которому преподнес подарки.

В 1608 году второй самозванец («тушинский вор») произвел Филарета в московские патриархи, хотя в Москве в это время патриарший престол занимал Гермоген, законно поставленный Священным собором. У Филарета в Тушино собралась почти вся его многочисленная родня. Филарет служил самозванцу с усердием, он удостоверил его «царское происхождение» и благословил его войско на осаду Москвы, в которой царский престол занимал Василий Шуйский. Лжедмитрий II осаждал Москву почти два года. Наличие двух царей (Шуйского – в Москве, Лжедмитрия II – в Тушино) парализовало государственную власть и сделало Россию легкой добычей для иностранных интервентов. Тушинский «патриарх» Филарет знал первого самозванца, но его не смущало, что в Тушино он служит проходимцу и обманщику. Чтобы избавиться от царя Василия Шуйского, патриарх Филарет и тушинские бояре (их много тогда переметнулось к самозванцу ради корысти) после бегства второго самозванца в Калугу предложили Сигизмунду III возвести на царский престол его сына Владислава.

Это была зловещая идея.

Она провоцировала внутри страны свержение Василия Шуйского, а Речь Посполитую – на интервенцию. Когда в марте 1610 года поляки сожгли Тушино, Филарет с последним польским отрядом пытался перебраться под Смоленск, поближе к их королю. После разгрома этого отряда он вместе с семьей вернулся в Москву. Царь Василий не стал судить «воровского» патриарха и разрешил ему остаться в столице. Это была его роковая ошибка. Филарет сыграл важную роль в свержении Шуйского и выдвижении на трон своего сына Михаила. Гермоген, который прежде осудил Филарета, теперь поспешил объявить его пленником и жертвой Лжедмитрия II и признал его сан митрополита. В последующее время печать подхватила эту версию и создала легенду о Филарете – тушинском «пленнике», а пребывание в Кремле его сына и будущего царя Михаила, старицы Марфы и других родственников как плен у поляков.

Филарета освободили из тушинского плена – и он тут же включился в политическую борьбу. Кто займёт московский престол? Самой очевидной кандидатурой представлялся польский королевич Владислав. Филарет не отвергал этот вариант, но требовал, чтобы прежде всего Владислав принял православие. Переговоры с поляками под Смоленском обернулись пленом – почти на десять лет.

Только летом 1619 года он вернулся на Родину и стал не только законным патриархом, но и соправителем сына – царя Михаила Фёдоровича. Патриархом он был необычным – прирождённый политик, мирской деятель. Его называли «великим государем», к монашескому имени Филарет добавляли отчество – «Никитич».

В марте 1611 года (в связи с народным восстанием в Москве) Романовы, их родственники и другие приверженцы польского владычества в России бежали в Кремль под защиту оккупантов.
Хотя им было голодно, так как ополчение П.Ляпунова, а затем К.Минина и Д.Пожарского нарушило снабжение оккупантов, зато было безопасно. Осенью следующего года в Кремле оккупанты стали поедать людей, лишние голодные рты были в тягость. 22 октября (4 ноября) 1612 года Семибоярщина и поляки начали переговоры с руководителями ополчения.


 

Неизвестно, сколько бы они продолжались, если бы не казаки Трубецкого. Потеряв терпение, они пошли на штурм и взяли Китай-город. Поляки дрогнули и бежали в Кремль. Это ускорило ход переговоров. Члены Семибоярщины добились гарантии, что им будут сохранены их родовые наследственные земли. В послании к Пожарскому они умоляли, чтобы ратные люди проявили милость к их семьям. Они знали, что казаки и московский «черный» люд требовали сурово наказать изменников и членов их семей. Теперь казаки готовились исполнить свое намерение, узнав о предстоящем исходе боярынь из Кремля. Пожарский позаботился о том, чтобы принять боярские семьи с честью. Толпу женщин и детей он встретил у крепостных ворот и лично проводил их в ополченский лагерь. Остальных своих «пленников» поляки выпустили из Кремля 26 октября (7 ноября) 1612 года. С ними были старица Марфа, ее сын и будущий царь Михаил Романов, его дядя, член Cемибоярщины, Иван Никитич Романов и другие их родственники.

«Выберем Мишу Романова, он молод и нам будет поваден», — писал в те дни Ф. И. Шереметев В. В. Голицыну, и это мнение вскоре стали разделять многие. Миша Романов, шестнадцатилетний сын Филарета, был молод, спокоен, податлив на добрые советы, в меру меланхоличен. Согласно легендам, первыми предложили кандидатуру Михаила Федоровича неизвестный дворянин из Галича, какой-то казак с Дона и представители городов, пришедшие к Авраамию Палицыну с просьбой передать их мнение Земскому собору .

Михаила Романова поддержали многие бояре, считавшие, что его будет легко держать под своим влиянием, так как он молод, неопытен, а главное, как и они, «замаран» в присяге Владиславу. Основным аргументом при агитации бояре выдвигали то, что в свое время царь Фёдор Иоаннович перед кончиной хотел передать царство своему родственнику Федору Романову (патриарху Филарету), который теперь томится в польском плену. А посему, трон надо отдать его единственному наследнику, каковым является Михаил Романов. Большую роль сыграло и то, что кандидатура Михаила Романова активно поддерживалась казаками, многие из которых ранее были сторонниками «Тушинского вора» . Видимо, сыграло свою роль то, что казаки считали Романовых своими ставленниками, так как отец кандидата был возведен в патриархи в лагере Лжедмитрия второго. Чтобы усилить давление на Собор, казаки даже ворвались на его заседание, требуя избрать Романова.

Для многих кандидатура Михаила Федоровича была подходящим вариантом. А князь Пожарский в борьбе за власть допустил ряд стратегических ошибок - распустил ополчение, оставив в Москве только несколько отрядов. С этого момента главной военной силой в столице стали казачьи отряды князя Трубецкого. - после выдвижения кандидатуры Михаила Федоровича, приверженцы Пожарского для того, что бы разрядить обстановку, предложили сделать с 7 февраля в работе Собора перерыв на две недели, чтобы обсудить возможных кандидатов с жителями Москвы и близлежащих регионов. Это была роковая ошибка, так как казаки и боярская группировка имели намного больше возможностей для организации агитации в пользу Романова.

Просмотров: 80 | Добавил: vendin | Теги: Михаил Романов, меленки, церковный раскол 17 века, старообрядчество, Смутное время, Романовы

Р П с Ц

Храм г. Меленки

Церковная лавка

ДРЕВЛЕКАЛЕНДАРЬ

ЗНАМЕННОЕ ПЕНИЕ

КАНОНЫ

ФОРУМ

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Апрель 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30