Меленковское старообрядчество

Суббота, 19.01.2019, 00:03

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2018 » Апрель » 23 » ИСТОРИЯ. Дополнительно о Никоне (из зарубежных источников) Б.Кутузов
00:44
ИСТОРИЯ. Дополнительно о Никоне (из зарубежных источников) Б.Кутузов

Из последних публикаций о Никоне наиболее интересна, на наш взгляд, статья американского исследователя доктора  К.М. Кейна: «Образ патриарха Никона в старообрядческой культуре: сравнительный, семиологический и иконографический анализ сказаний о Никоне, начатых «Житием Корнилия» (Kevin M. Kain. Patriarch Nikon’s image in Оld Вeliever culture(s): a comparativ, semiological and iconographical analysis of the tales about Nikon inspired by the «Life of Kornilii»)[1]
К сожалению, статья эта помещена в сборник «Традиционная культура Пермской земли» (Ярославль, 2005) без перевода на русский язык, что несомненно, затруднит  доступ к ней рядовому читателю. Статья доктора Кейна, которую, пожалуй, можно назвать уникальной, – это лишь часть его капитального труда по исследованию образа Никона в старообрядческой культуре путем анализа серии рассказов-сказаний о нем, прослеживаемых  с конца XVII до конца XIX веков.
Читая труды прот. Г. Флоровского и К. Кейна можно сделать вывод, что Никон, как бы не имея лица, является знаковой фигурой русской культуры (Nikon’s image was/is a significant feature of Russian culture), о которой спорят до сих пор.
Семиологический анализ сказаний позволил исследователю сказать, что образ Никона был создан упоминанием различных знаков и символов (Nikon’s image was established by reference to a variety of signs and symbols). Это дореформенное и послереформенное изображение креста, крестное знамение, патриарший жезл, увенчанный змеем (snaked-headed zhezl) и пр. Метафорические высказывания: «волк», «волк в овечьей шкуре», «змей» («wolf» and «wolf in sheep’s skin» and the more obvious «snake»).

«Волк означает «вор» и «хищник». Волк также является антитезой пастыря (священника). В то время как пастырь ведет и защищает стадо, волк сбивает их с пути и нападает на них. «Волк в овечьей шкуре» представляет лжепророка, лжепастыря и предтечу антихриста. Змей – символ сатаны, антихриста, «завоевателя» человечества. Как «волк», так и «змей» – обманщики и (или) мучители».


(«The wolf signifies «thief» and «predator». The wolf is also the antithesis of the shepherd (priest). While the shepherd leads and defends the flock, the wolf leads it astray and attacks it. The «wolf in sheep’s skin» represents the false prophet/priest and forerunner of the Antichrist. The snake is the sign of Satan/Antichrist and «conqueror» of mankind. Both the «wolf» and the «snake» are deceivers and/or tormentors») [2]
Еще в Новгороде инок Корнилий старался  избежать «непотребных» никоновских трехперстных благословений. Никон пытается подкупить его, обещая сделать настоятелем монастыря: «Корнильюшко, чесо ради ко благословению не ходиши? И хощеши ли – сотворю тя игуменом в Древеницкой монастырь?»[3] Корнилий уклонился, отвечая, что он не достоин. Этот отрывок из рассказа Пахомия, пишет К. Кейн, представляет прямой пример, как Никон, по общему мнению, использовал лесть и соблазн повышения в сане, чтобы достичь своих целей. («This passage represents a prime example of how Nikon supposedly used flattery and promotions to achieve his goals» [4]
«После короткого периода, в котором Никон «жил праведной жизнью», он освободил Арсения «известного еретика», из заключения в Соловецком монастыре, «чтобы сделать его своим другом», и возвысил его, сделав правщиком книг в Печатном доме. Вместе они искоренили истинное православное благочестие и  заменили его новыми неизвестными еретическими новациями». («Together they «eradicated all original Orthodox piety and replaced it with the new unknown heretical innovations») [5]
Крестьянин Дмитрий, бывший сосед и «старый друг» Никона, будучи в гостях у патриарха, обнаруживает под  стельками домашней обуви Никона образ Богородицы в одном башмаке и трисоставный христианский крест в другом. («Dmitri went to the Patriarch’s bedroom. There, he looked at a pair of Nikon’s shoes and discovered «insoles made of black velvet». In one he found «the image of the Mother of God made from silver and in the second he saw a three-part silver cross»[6].
Как известно, ритуальное поругание Креста Христова – важное и обязательное действо оккультных сообществ». Известны также случаи, когда оторванный от обуви каблук открывал встроенный в подошву Крест. В наше  время обувь с Крестами на подошве весьма распространена, уже без всякой маскировки. Свидетельство Дмитрия о крестопопирательстве Никона, приводимое в старообрядческой литературе, не единично. Доктор К. Кейн пишет об этом  в примечаниях к своей статье так:
 «Диакон Федор приводит три таких примера в «Сказаниях». В первом – Кирик, в то время, когда он осматривал пару патриарших дорогих бархатных башмаков, «увидел, что Крест Господа нашего Исуса Христа был пришит на стельку в одном башмаке, а Пресвятая Дева со Христом – в другом». Во втором примере Адриан, бывший долгое время учеником Никона, также «увидел, когда Никон был патриархом, Крест Исуса Христа под стелькой одного его башмака, и икону Пресвятой Девы на медном листе под стелькой второго». («Deacon Feodor provided three such examples in the «Testimonies». In the first, «Kirik» «saw that the Cross of Our Lord Jesus Christ was sewn on the insole of one shoe and the Holy Virgin with Christ on the other» while examining a pair of the Patriarch’s expensive velvet boots». In the second, «Adrean» Nikon’s long time pupil, likewise «saw, when Nikon was Patriarch, the Cross of Jesus Christ under the insole of one of his shoes and an icon of the Holy Virgin on a copper leaf under the second»).
 «Третий пример, – пишет далее К. Кейн, – касается конфликта между Никоном и Нафанаилом (Нафан) во время обряда крещения. Во время этого ицидента «Никон, прислуживая своему отцу сатане,  сказал Нафанаилу: «Это не хорошо плевать на сатану, только люди без достаточного знания делают это!» Нафанаил ответил: «Надо  плевать на сатану и отрицаться (отвергать) его, как это написано во всех святых книгах». Никон воскликнул: «не надо!» В конце концов Нафанаил сказал: «Я плюю на того, кто поддерживает сатану». (The third concerned a conflict between Nikon and «Naftan» during a baptismal ceremony. During this incident, «Nikon assisted his father satan and said to Naftan: «it is not good to spit on satan, only people without sufficient knowledge do this!» Naftan responded: «It is necessary to spit on satan and reject him as it is written in all holy books». Nikon exclaimed «not necessary!» Finally, Naftan said «I  spit  on  the person who supports satan» [7]
К. Кейн делает ссылку на работу Л.В. Титовой «Сказание о патриархе Никоне – публицистический трактат пустозерских узников». Новосибирск, 1979. Третий пример собственно к крестопопирательству не относится; в выгорецкой рукописи он  изложен так:
«Мних некий именем Наффанаил, родом киевлянин, бывший уставщиком у патриарха Никона, повествует сице: «Единожды глагола ми патриарх: «При святом крещении, во отречении сатаны, не подобает на него плевати, ибо неведучи у нас сие творят». Аз же начах с ним претися, что подобает. И после долгих пререканий аз сказах: «Плюю аз и на того, кто за сатану стоит». За сие вельми разсвирепе на мя Никон  и повеле мя бити плетьми, и затем сосла в заточение в его новый крестный монастырь на Белое море» [8]
Третий пример крестопопирательства Никона изложен так:
«Некогда бывший в послужении у патриарха Никона иподдиякон Феодор повествует сице: «Единожды мне правящу патриаршую постелю, и усмотрих под патриаршею постелею образ Распятия Христова, ужасохся и бежах от патриарха». Последи же сей Феодор сожжен бысть с протопопом Аввакумом в Пустозерске» [9]
На живописной старообрядческой иллюстрации изображен Федор, обнаруживающий под матрацем патриаршей постели, в ногах, восьмиконечный крест. В правилах же Новгородского архиепископа Илии (XVI в.) указано: «Аще на ковре крестцы, то не спати на них... Аще же не спати, благоявленно есть, яко и не ходити по них и не попирати ногами. Понеже Святая Церковь латин именует крестопопирателями...» [10] 
О правилах этих русские люди того времени были прекрасно осведомлены, пользуясь постоянно при отправлении богослужений, как продолжают делать и нынешние старообрядцы, церковным Уставом, «Оком церковным», плодом многолетних литургических трудов преп. Афанасия Высоцкого. Поэтому и ужаснулся Федор и бежал.
Какой же вывод можно сделать из довольно пространных проработок американского профессора? Похоже, что любитель эзотерики достиг значительных высот в этой области. Протопоп Аввакум, великий мастер кратких и емких высказываний, сформулировал четко и точно: «с черной книгой поводился, да выше, да выше, да и к чертям попал в атаманы... Плюнуть на все, таков-то и антихрист будет» [11]
Добавим еще  несколько небезынтересных зарисовок Павла Алеппского из его книги. Вот как описывает архидиакон Павел Алеппский поездку в загородный дворец Никона.
«Патриарх Никон сел в свою карету, а нашего учителя посадил в другую, всю стеклянную, пригласив его в одну из своих деревень, где находится один из его дворцов, в семи верстах от города. Мы переехали реку Москву. Патриарх устроил царский пир всем государственным сановникам. Лишь около десятого часа дня принялись за еду. Встали из-за стола перед закатом солнца и поехали в город. Патриарх выйдя из кареты, сел на лошадь и поскакал, и все государственные сановники, его бояре, архиереи, архимандриты, священники и диаконы, большие и маленькие, ехали верхом вокруг него, а стрельцы впереди. Когда мы приблизились к городу, патриарх сошел с коня и сел в свою карету» [12] Патриарх, гарцующий на коне, – картина колоритная. По отзывам иного иностранца патриарх  «живет широко и охотно шутит». Об одной из «шуток» Никона поведал Павел Алеппский.
Откуда-то с далекого севера прибыли на службу русскому царю дикари-людоеды то ли лопари, то ли камчадалы. «Они питаются рыбой и дикими зверями в сыром виде, а также человеческим мясом, если попадется, – пишет Павел Алеппский. – Поэтому они были размещены вне города в лесах и полях и над ними была поставлена наблюдать многочисленная стража... Патриарх, заметив, что я побуждаю нашего учителя расспросить его  о них и об их образе жизни и что мы дивимся на них, подошел и, взяв меня за руку перед министрами и народом, кликнул дикарей, говоря им в шутку, чтобы они съели меня; он хотел посмеяться и пошутить нало мной, а я оробел и сильно испугался. То же проделал он и с другими, отдавая их дикарям. Был между ними диакон сербского (архиепископа), дикари схватили его и потащили, причем изорвали на нем в клочья одежду; с трудом освободили его из их рук, только когда Никон дал им за него в виде выкупа много рыбы и денег. Бедняга диакон от страха и испуга проболел долгое время» [13]
Хороша шутка! И каков театр, устроенный Никоном, когда он, спасая сербского диакона, дал людоедам «в виде выкупа много рыбы и денег», воистину предотеча некоторых будущих коварных политических деятелей. Надо думать после этого патриаршии гости вели себя тише воды, ниже травы, отнюдь не проявляя излишнего любопытства и любознательности.
Сербского диакона Никон отдал людоедам на «съедение», возможно, по причине своего крайнего гнева на сербского архиепископа, который дерзнул объявить себя патриархом. «При свидании его с патриархом (Никоном) последний сильно бранил его и запретил ему даже произносить своими устами слово «патриарх». Тот кланялся ему, просил прощения и остался жить во имя царя» [14]

 [1] Kevin M. Kain. Patriarch Nikon’s image in old believer culture(s): a comparativ, semiological and iconographical analysis of the tales about Nikon inspired by the «Life of Kornilii// Традиционная культура Пермской земли. Мир  старообрядчества. МГУ. Отв. редактор И.В.Поздеева. Выпуск 6. Ярославль, 2005. С.141.
[2] Там же. С. 145.
[3] Брещинский Д.Н. Житие Корнилия Выговского как литературный памятник и его литературные связи на Выгу // ТОДРЛ. XXXIII. Л., 1979. С.134.
[4] Kevin  M. Kain. С. 148.
[5] Там же. С. 149.
[6] Там же. С. 150.
[7] Там же. С. 166–167.
[8] Сказание о патриархе Никоне. Москва. Старообрядческое издательство «Третий Рим». 2005. С.46.
[9] Там же. С.44.
[10] Большой Потребник с Номоканоном. М., 1916 ( с изд. 1650 г.). С. 535.
[11] Похоже, что тема русского религиозного раскола XVII века, тема старообрядчества,  более активно изучается на Западе, чем в России. К. Кейн «Образ патриарха Никона в старообрядческой культуре...» (Fulbright-Hays Disertation Research Abroad Fellowship, 2001-2002), Д.Брещинский со своей статьей «Житие Корнилия Выговского» (Вест-Лафайет, США), в основу которой положена докторская диссертация (Вандербильтский университет, США, 1975), С.А.Зеньковский «Русское старообрядчество» (Вандербильтский университет,  при поддержке Гарвардского университета и Фонда имени Гугенхейма в Нью-Йорке, США, 1970), G.B.Michels «At War with the Church», о религиозном расколе в России XVII века (Станфордский университет, 1999), R.O.Crummey «The Old Believers and the World of Antichrist», о Выговской общине и русском государстве в 1694-1855 гг. (Мэдисон, 1970, Висконсинский университет), Д.К.Уо «Одоление на Турское царство» – памятник антитурецкой публицистики XVII века (ТОДРЛ, 1979, Сиэтл, США, см. гл.29, «Корни византийской прелести»), книга Пьера Паскаля  о протопопе Аввакуме на французском языке (Париж, 1938), труд Иоганна Хризостома о «Поморских ответах» на немецком языке (Рим, 1959) и пр.
[12] Павел Алеппский, архидиакон. Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII века. М., 2005. С.444.
[13] Там же. С. 441.
[14] Там же С. 282.

 

 

Просмотров: 154 | Добавил: vendin | Теги: старообрядцество, меленки, церковный раскол 17 века, Никон, патриарх никон

Р П с Ц

Храм г. Меленки

Церковная лавка

ДРЕВЛЕКАЛЕНДАРЬ

ЗНАМЕННОЕ ПЕНИЕ

КАНОНЫ

ФОРУМ

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Апрель 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30